Продолжаем историю про Ferrari 250 Testa Rossa.

 

Ведь 250 Testa Rossa - гоночный автомобиль, которому положено быть аскетом. К слову, внешностью 250 Testa Rossa фирма из Модены гордится не меньше, чем ее спортивными победами. Кузов был спроектирован знаменитым автомобильным дизайнером Серджио Скальетти. Характерная черта 250 Testa Rossa - так называемые понтонные крылья, "живущие" как бы отдельно от капота и кормы. Этот прием потом был взят на вооружение конструкторами самых разных стран. Но практически точную копию построили только в СССР.


Каким образом на Заводе имени Лихачева удалось сваять автомобиль, внешне как две капли воды похожий на "итальянского жеребца, для многих загадка. В те годы широко применялась практика закупки зарубежных автомобильных образцов для их последующего изучения и копирования. Но Ferrari, извините, никакого отношения к нуждам народного хозяйства не имела и потому денег на закупку такого баловства никто бы не дал ... На самом деле все было по-советски прозаично. В 1950-е годы на ЗИЛе трудилось небольшое конструкторское бюро, в задачи которого входила разработка спортивных машин. Правда, перед образцами, разработанными упомянутым КБ, не ставилась задача побеждать в гонках на улицах Монте-Карло на радость искрящейся бриллиантами публике. Зиловские машины всего-навсего должны были испытывать в условиях повышенной нагрузки скоростных соревнований ... узлы серийных «членовозов».

 
Что же касается внешнего сходства ... Настоящие Ferrari 250 Testa Rossa наши конструкторы могли видеть разве что в журнале "Техника молодежи" или в гонках на ленинградском "Невском кольце", куда на Ferrari приезжали выступать немецкие спортсмены. Так или иначе, в Москве были построены две машины, увидев которые одни финский автомобильный журналист написал: "Теста Руссо!". Помимо итальянской внешности у ЗИЛ-И2С был почти семилитровый мотор с отдачей 270 л. с, способный разгонять автомобиль до вполне итальянских 270 км/ч. По сравнению с 3ИЛ-112С хваленые Ferrari 250 Testa Rossa были по сути дела ширпотребом, ведь даже прокладки на двигатель там ставились особые. Ведь наших машин было изготовлено всего две штуки. Поэтому на аукционе их сегодня не встретишь. Один экземпляр разбили еще в конце 1970-х. Единственный уцелевший автомобиль сейчас можно увидеть в экспозиции рижского Мотор-музея. Как говорится, «два мира - два Де Ниро».

<--- Начало статьи.